Источник

Многие, наверное, сочтут это сатирой, я же могу сказать только одно – все эти аргументы используются против религии.
Эндрю Браун (Andrew Brown)

Freedom
Разговор о правах человека следует начать с того, что само их существование ничем не доказано. Дети не рождаются с верой в них и, разумеется, в доисторические времена – продолжавшиеся не одно тысячелетие – о них никто даже и не слышал. Собственно и для исторического периода они – весьма новое изобретение, причём присущее (даже в принципе, а не на практике) крайне малой части мира. Их идея полностью основывается на документах, написанных людьми и вступавших в силу благодаря грязным политическим процессам, в которых не было ничего общего с позднейшими мифами. Правительства, спокойно пытающие и казнящие врагов режима, подписывают декларации о правах с тем же энтузиазмом, что и мирные демократии.

Нам говорят, что у прав человека есть два качества – они «самоочевидны» и «неопровержимы». В сущности, это всё-равно что называть главным качеством овсянки, высокую пригодность для строительства небоскрёбов. Основное свидетельство существования этих неопровержимых и самоочевидных прав состоит в том, что, как говорят те, кто в них верит, их повсеместно нарушают и попирают. Интересно, какой смысл в праве, которое не меняет мир и не способно помочь всем, кто в него верит?

Достаточно посмотреть на то, как играют дети, чтобы увидеть, что у них вообще нет идеи каких-либо универсальных прав – только своих собственных. В обществах, в которых взрослым запрещено промывать своим детям мозги, идея прав человека возникает только у сумасшедших и их кругом, обычно и ограничивается.

Даже в этой стране активные сторонники прав человека представляют собой крошечное – и постоянно сокращающееся — меньшинство, влияние которого абсолютно не соответствует его численности. Если бы Би-би-си так постыдно не потворствовало этим людям и не тратило бы деньги налогоплательщиков на пропагандистские и идеологизированные мероприятия вроде «Бала Тайного полицейского» (Благотворительное шоу в пользу Amnesty International — прим. перев.), их бы давно ждало заслуженное забвение.

Мы, члены Национальной реалистической ассоциации, разумеется, не хотим запретить веру в права человека. Это было бы абсурдно. Но, столь же абсурдно – и вдобавок куда более опасно — позволять «правистам» занимать в обществе привилегированное положение. Им разрешено преподавать свои верования в школах, при этом они защищены от законов против дискриминации и могут уволить любого, кто не верит в Права человека. При этом, повторяю, нет никаких доказательств того, что права человека в принципе существуют. Конечно, о них всё-равно следовало бы рассказывать в школах, но в рамках сбалансированного курса, который бы по существу рассматривал и такие практики, как рабовладение и пытки – ведь они никогда не были так популярны и широко распространены как в современном мире и, по крайней мере, действительно существуют — чего нельзя сказать о правах человека.

Не существует примеров предполагаемых прав человека, которые не было бы проще объяснить с помощью современного биологического анализа отношений власти, в котором «»благородные» идеи о неопределённо благожелательном взаимовыгодном сотрудничестве сменились ожиданиями абсолютной, безжалостной и беспринципной взаимной эксплуатации» (цитата из книги Ричарда Докинза «Расширенный фенотип», — прим. перев.). Мы ведь, в конечном счёте, животные и это делает идею неких особых прав «человека» ещё более нелепой.

Стоит ли позволять родителям внушать детям веру в права человека — это, разумеется, непростой вопрос. «Прависты» будут говорить, что такой запрет нарушил бы их права, но это до смешного очевидный пример логического порочного круга. С тем же успехом можно доказывать, что Библия правдива, потому что в ней сказано, что она правдива. Когда мы поймём, что существование прав человека ничем не доказано, мы должны будем серьёзно спросить себя, может ли общество позволять родителям так обращаться с детьми. Вера в права человека способна привести к некоторым абсурдным идеям – например, заставить предположить, что родители имеют право (опять это слово!) врать своим детям и, что именно это – одна из опор свободного общества. Вот очевидный пример того вреда, который могут нанести якобы умеренные и безвредные заблуждения. В некотором смысле мирные и безобидные «прависты», умеющие казаться приличными людьми, намного опаснее фанатиков из Amnesty International.

За правами человека всегда следовали террор и кровопролитие – во времена Французской революции, после которой Европу почти тридцать лет сотрясали войны, в сталинской России, конституция которой гарантировала больше прав, чем едва ли не любая другая в истории, а теперь и в Ираке, в котором наше стремление насаждать права человека и демократию погубило множество людей. Разумеется, апологеты прав будут говорить нам, что всё это – искажения исходной идеи. Однако как можно слушать людей, которые верят в то, чего просто не существует?

Меня критикуют за то, что я не читаю «правистскую» литературу. Однако пусть король сначала докажет мне, что его новое платье действительно существует. Лично я готов обсуждать оборки, рюшечки и изящество покроя лишь после того, как получу доказательства. И что бы ни говорили королевские прихвостни, прежде чем я буду обсуждать, что такое права, они должны сначала доказать мне, что эти права существуют. А этого, естественно, никто доказать не может, потому что все, так называемые доказательства, на поверку оказываются лишь утверждениями, основанными на книгах, которые сотни лет назад написали люди, ничего не знавшие о современном мире.

Я знаю, что некоторых мои рассуждения шокируют. Вполне нормально, скажут они, расправляться таким образом с Богом или с религией, ведь это глупые, мерзкие и неправильные вещи, в которые верят другие люди. Собственно, потому они и другие, что верят в это. Но требовать доказать, что существует то, во что верим мы – это же просто абсурдно!

Ещё одна Иллюзия Холокоста

Игорь Платко22.10.10Комментарии к записи Ещё одна Иллюзия Холокоста отключены

Признание Холокоста выдумкой, самим автором

Misha Defonseca's book "Survivre avec les Loups" is known in English as "Misha, a Memoir of the Holocaust Years" and has just been made into a successful film. Миша Дефонсека, автор популярной книги о Холокосте, переведённой на 18 языков мира и в том числе и русский, разоблачена. Книга «Среди Волков» (в английском варианте «Миша, мемуары времён Холокоста»), которую она написала о себе, рассказывает о судьбе еврейской девочки во время войны в Европе, прячущейся в лесах после того, как её родителей убили нацисты.
Она была маленькой еврейской девочкой, живущей с мамой и папой в маленькой квартирке в Бельгии. Когда ей было 7 лет, их забрали нацисты. В попытке сохранить ей жизнь, её спрятали в другой семье и дали новое имя. Но, она скучала по своим родителям. И сбежала, в попытке их найти. За 4 года, следуя указаниям маленького компаса, она обошла пешком всю Европу, приспосабливаясь к голоду, холоду и смертям окружающим её. Она нашла пристанище у волков и жила с ними на равных. Так же она рассказывает о том, как попала в Варшавское гетто, где она описывает случай, когда она зарезала немецкого солдата после того, как тот изнасиловал и застрелил молодую девушку у неё на глазах.

После публикации книги, Дефонсека много выступала перед молодёжью с лекциями об ужасах Холокоста и с надеждой, что такое больше никогда не повторится. Но, как и полагается, перед этим, она пятьдесят лет подавляла свои воспоминания о пережитых ею ужасах Холокоста и, наконец, решила поделится ими с миром, когда терпеть уже было невмоготу.

Не так давно, по книге был поставлен не менее популярный фильм.

Однако в ходе спора о гонорарах с очередным издателем, у которого она хотела отсудить $22 миллиона, выяснилось, что всё написанное в книге выдумала сама жертва. Её родителей забрали нацисты не за то, что они были евреями, а за их связи с Сопротивлением. Не далее как месяц назад, на премьере фильма, мадам Дефонсека, чьё настоящее имя Моник Де Ваеле, вышла на сцену с тем самым компасом и назвала его «мой самый ценный талисман».

А, сегодня она уже запела совсем другую песню и лично призналась, что всё выдумала, после того, как её опознали люди, знавшие её в то время в Бельгии. Сегодня мадам Дефонсека проживает неподалёку от Бостона, в американском штате Массачусетс, куда иммигрировала в 1988 году.

Занимательно во всей этой истории даже не то, что она оказалась очередной выдумкой, а то, что миллионы людей повелись на это, несмотря на очевидную неправдоподобность. Никого не смутило, что маленькая девочка одна жила в лесу 4 года да ещё и в стае волков, а вдобавок ещё и нациста зарезала.

Насколько, однако, народ запуган теорией Холокоста, что не смеет даже возразить, когда им преподносят такое явное враньё.

По материалам Reuters

Случай квази-мемуаров, таких как у Дефонсека, — не единственный. Так, в 1994 году был разоблачен Биньямин Вилькомирский (Binjamin Wilkomirski), автор книги «Fragments» («Осколки»), в которой он описал свою жизнь маленьким ребенком в концлагере. Выяснилось, что он провел все военные годы в Швейцарии. В 2004 году обнаружилось, что автор произведения «Stolen Soul» («Украденная душа») Бернард Брухэм (Bernard Brougham), писавший под именем Хольстейн (Holstein), был уличен в том, что он вытатуировал номер заключенного Аушвица на руке ради придания достоверности своей книге, которая в действительности оказалась полным вымыслом.

Анатомия всемирной дезинформации

Игорь Платко05.10.10Комментарии к записи Анатомия всемирной дезинформации отключены

Все более или менее крупные средства массовой информации существуют за счёт рекламы. Можно ли ожидать от них критики в адрес тех, кто их кормит? Можно ли вообще ожидать, что они говорят, показывают и пишут правду? 1 февраля 2003 года апелляционный суд американского штата Флорида установил, что не существует никакого закона, который бы запрещал телеканалу или газете обманывать публику. Если вдуматься, то такой закон был бы в известном смысле несправедливым: правительству можно, а прессе нельзя…

Альтернативным теориям многие не доверяют. Для одних они «слишком невероятны, чтобы быть правдой», другие полагают, что рано или поздно «тайное всегда становится явным» официально, и т. п. При этом замечено, что легче всего распознать как раз мелкую ложь, большую же гораздо труднее, поскольку не хочется верить, что нас могут обманывать до такой степени. Иными словами, чтобы ложь приняли за чистую правду, врать надо по-крупному, а не по мелочам.

Человек, погрязший в долгах, свободен только условно. Многое в его жизни зависит от доброй воли кредитора. Все страны мира в долгах, как в шелках, причём, заметьте, у частных банков. Финансирование государства это то же самое капиталовложение, а значит, даёт кредиторам определенное право голоса в вопросах о том, как этим государством следует управлять. Спрашивается, может ли страна считаться демократической, если она в своей внутренней свободе ограничена интересами внешнего кредитора? Продолжить чтение »